ОБ ОЛЕГЕ ПОМЕРАНЦЕВЕ

УСИК С.Е.

Художник, мэтр пастели, член СХ СПб, IFA, член Пастельных обществ Франции и Америки

 

 

 

Художник, архитектор, скрипач, грибник, рыбак, лесник – кто же он был?

Если музыкальную школу «по скрипке» он закончил в детстве, то остальные грани его натуры, его «Я» были востребованы и весьма паритетны всю его жизнь, до самого конца.

Еженедельные пешие прогулки по лесу на 15-20 км (!) за грибами-ягодами или на рыбалку по тихим лесным ручьям. Олег был одержим лесом. Нет, скорее, это была лучшая часть его жизни. Остальная, необходимая для решения бытовых и материальных проблем, была лишь подготовкой, неизбежным бременем для его общения с природой.

 

В нашем суетном и прагматичном мире подобные предпочтения подчас выглядели странно. Впрочем, как и сам Олег с его незыблемыми моральными императивами и кристальной честностью, а его неизбежные для каждого «жизненные лавирования» напоминали хитрости ребенка.

 

Все это позволяет мне охарактеризовать Олега Померанцева как «несовременного» человека в хорошем понимании этого понятия. Его порядочность легко читалась даже в его облике – всегда аккуратно одетого и опрятного. С лицом «дореволюционного интеллигента». Даже когда Олега обманывали, его несовременная интеллигентность, недекларированно приближавшаяся к христианскому всепрощению, не позволяла ему мстить или жаловаться.

 

Добросовестно он относился и к работе, будь то работа архитектора или письмо акварелью. Ответственность или та же порядочность, в данном случае, думаю, излишняя, помешали Олегу оставить архитектурную деятельность в угоду занятию любимой акварелью.

 

Немного о технике акварели Олега Померанцева. Любая техника – это определенные ограничения. «Правила игры» иным языком. Эти правила Олег соблюдал крайне скрупулезно. Никакой «гуаши-темперы» как палочки-выручалочки для исправления ошибок на акварельном листе! Никаких «наклеек-заклеек» для сохранения девственной чистоты бумаги! Только кисть, акварель, вода и любимый Гознак. Никаких хитростей – «обманок», как то прикладывание картона на влажную краску для получения спонтанного узора при высыхании.

Уникальность техники Олега Померанцева состоит в том, что лессировочные мазки производились на всегда влажной бумаге, находящейся на мокром стекле. Это давало возможность избежать несколько рубленных границ лепящих мазков при высыхании.

 

Работу 20×30 см он мог писать две недели, добиваясь переходов тона и цвета, недостижимых при обычном письме акварелью. Вероятно, технику Олега можно назвать влажной лессировкой.

 

Многокилометровые лесные походы не давали возможность Олегу носить с собой этюдник. Он ограничивался карандашными зарисовками с натуры. Это определяло его творчество, как романтизированное воспроизведение образа «его леса», «его природы», выношенных в душе в результате единения с природой.

 

Уже упоминавшаяся «несовременная интеллигентность» Олега не позволяла ему в работе пользоваться дешевыми трюками, хоть и находящимися на грани китча, зато придающими акварели яркую броскость. Все акварели Олега Померанцева наполнены любовью к этому совершенному Божьему миру, сдержаны по цвету, очень многодельны и изумляют, прежде всего, техническим совершенством исполнения. •

 

 

 

 

ОЛЕГ ПОМЕРАНЦЕВ

                                  акварели

 

© 2015 Pomerantseva-Motola, All rights reserved.